Previous Entry Поделиться Next Entry
Парковка
Сигурни
see_you_die
Этот текст должен быть в хранилище кровавых отходов,
но решено иначе.

Приятного аппетита!

– Мамочка, за что дяденька нас убивает? За что, мамочка? 

Женщина не слушала сбивчивые, сквозь слезы, причитания сынишки. Потому что их заглушал ее собственный визг – отчаянный и бесполезный, как прыжок в болото. 

Рослый крепкий мужчина тащил ее по бетонному полу за волосы, а другой рукой – волок мальчишку. Полы ее халата распахнулись, собирая темную пыль, коленки были разбиты.

– Отпусти, отпусти!

– Заткнись, сука! Заткнись!

Он волок их к шахте лифта, открытой в пятнадцать этажей пустоты. Вдоль стены шахты убегали вниз, словно в ад, редкие тусклые лампочки. И виднелись на дне темные пружины демпферов. Твердые, острые, страшные.

– Сейчас, сейчас я вас отпущу!

– А-а-а… – верещала женщина.

– Мамочка, мамочка! – голосил мальчишка.

Шахта ждала жертву. 

                

Дмитрий вышел из подъезда, осмотрелся. Вдохнул прохладу летнего утра и пошел к своей машине.

Машина была на месте, в ряду других. Но выезд перегородил чей-то черный «Круизер», поставленный основательно и с явным намерением запереть выезд Дмитрию. 

Дмитрий усмехнулся, пнул колесо джипа. Джип заверещал сигнализацией, замигал поворотниками. Голосил он наверное минут десять. Хозяин не торопился – не выходил, и сигнализацию не выключал.

Дмитрий тем временем завел и прогрел свою «Хонду».

 

Запиликал домофон, открылась дверь подъезда. Оттуда вышел крупный мужчина средних лет с неприятным лицом, бритой головой, в куртке от спортивного костюма на голое тело.

Он подошел к джипу, отключил сигнализацию. И открыл почему-то заднюю дверь. Дмитрий молча ждал, выйдя из машины. 

Мужчина обошел джип, направляясь к Дмитрию. В руках у него была черная большая бита. Мужчина сплюнул, оттопырив губу.

– Ну пиздец тебе, сявка ебаная, – сказал он. – Спрошу как с гада, сявка. Ты куда, рожа лошиная, помойку свою, блядь, поставил, а?

Дмитрий не ответил, он отступил на шаг. Мужчина ударил по фаре «Хонды». Хрустнуло. Посыпались редкие осколки.

– Ты на чье место, гнус парашный, покусился? А, блядь? Ты, сука, хуета?

Мужчина размахнулся, метя в голову Дмитрию.

Но тот присел и коротко и жестко ударил бейсболиста в поддых. Мужчина согнулся, выронил биту.

Дмитрий ударил коленом в лицо, ударил еще раз по ребрам.

Развернул и, ухватив за шею, поволок того к джипу.

– Крутой? – прошептал Дмитрий. – Крутой, баклан ты, сука, помойный?

Дикая, алая ярость застила все перед глазами. Теперь он хотел только крови, хруста костей, боли и смерти!

– Крутой ты, чушпан драный? – заорал Дмитрий, уже не сдерживаясь. 

Он метнул мужчину головой об крыло «Круизера». Схватил его за шею и стал бить, бить, бить. Что-то хлюпало у того в голове, пару раз раздался хруст, от которого сладостные мурашки бешенства пробежали у Дмитрия по спине.

Мужчина выпал из его рук и распростерся на холодном утреннем асфальте. Тополя тихонько шелестели.

– Ты любишь крутые большие тачки, крутой? – обратился к нему Дмитрий.

Он поднял биту, взвесил ее, крутанул.

– Любишь большие биты, а?

Он примерился и ударил лежащего по коленке. Тот вздрогнул и захрипел. На разбитом в кашу лице запузырилась кровь.

– Я не слышу ответа! Не слышу, не слышу! – орал Дмитрий, колотя по раздробленной коленке.

Затем он раздробил второе колено оппонента. Бешенство уже съедало последние остатки разума.

– Ты купил это место, гнида? Ты купил его? Я не видел тебя здесь, не видел, не видел! Сдохни, сдохни, сдохни…

Дмитрий молотил распластанное тело, превращая его в отбивную. Бита уже шлепала по телу как по мягкому тесту. Словно бы уже в нем не осталось костей.

 

Женский вопль раздался откуда-то сверху.

– Оставь его! Оставь! Витя, ВИТЯ-Я! А-а-а! Милиция!

Дмитрий остановился, поглядел вверх. Женщина кричала, свесившись из окна наполовину.

– Это твоя шлюха? – сказал он, обращаясь к крутому. – Тогда ей конец, твари. Я буду ее убивать!

Женщина голосила не переставая. Дмитрий достал ключи из кармана крутого. Завел джип, и отогнал его подальше от других машин.

Потом отволок тело крутого, засунул его в джип. Из багажника «Хонды» он принес канистру с бензином. Тщательно полил салон джипа.

Крутой хрипел; он, похоже, очнулся.

Хорошо!

– Я иду убивать твою суку! – сказал Дмитрий. – Страшно убивать.

Он зажег спичку и бросил в салон. Пламя встало жарко, метнулось огромными языками вверх сквозь окна и двери. Закричал крутой.

– ВИТЯ, ВИТЯ-Я-Я-Я!...

 

– Иду, иду! – крикнул в ответ Дмитрий, нащупав на брелке крутого ключи от квартиры.

 

Сначала он бросил в шахту сучьего выблядка. Его визг отдавался эхом от стен, а затем был шлепок – как дыней об асфальт.

Женщина после это смолкла. Взгляд ее остановился. Дмитрий подтащил ее, и бросил головой вперед. Падая, она ударялась о стены.

 

Дмитрий вышел, снова глубоко вздохнул, приходя в себя. Джип горел уже куда слабее, и крутой уж не кричал, видимо, утомившись. 

Утро теплело, а небо было таким голубым, что просто хотелось жить.

 

  • 1
А где весь народ был? Спали, что ли?

Правильно, что и выблядка кончил, - семени поганого не будет.

"Просто хотелось жить"!!!! 8-)))

Мы сделали мой день, благодарю! :-)))

Благодарю и всегда пожалуйста! :)

Сильно! Давненько не видел ваших замечательных произведений :-)

Дмитрий сделал все правильно

на одном дыхании читается...
"хочем" на бис!

фару хондовскую жалко...

У Дмитрия день явно удался

бля, не посмотрел, кто автор. в общем, у тебя там одна нескладуха есть в описании) см. удаленный комментарий.

А как смотрят удаленные комментарии? )

А все, найден комментарий ) Да, замечание правомерное, благодарю! )

очень! жду следующую серию =)

Хочется думать,

что это 100-процентый вымысел. Но внутренний голос подсказывает, что это не так.

Иногда таких радетелей за "свое" парковочное место хочется и впрямь серьезно приложить об их же автомобиль. Так что Дмитрия я даже где-то понимаю...

  • 1
?

Log in